Новости
16 сентября 2017, 09:09

Сроднились с Дзержинском

Говорят, где родился, там и пригодился. Но жизнь порой не оставляет выбора. Оставив отчий дом, люди вынуждены искать новое место жительства. Для некоторых переселение становится обретением новой родины, познанием новой культуры, ключевой точкой отсчета нового жизненного этапа.

Война не знает имен и национальностей Родина Додо и Гульноры — Таджикистан. «Я родилась и выросла в городе Вахтдат, — рассказывает Гуля. — Это всего в 20 километрах от столицы Таджикистана Душанбе. У нас была большая и дружная семья. Мама работала библиотекарем, отец преподавал в ДОСААФе, работал контроль-механиком в автопарке. Моим героем и образцом для подражания был старший брат. Награжденный за отличную учебу поездкой в Артек, он и в студенческие годы не потерялся. Был душой компании, настоящим комсомольским вожаком. При таком брате нужно было держать планку очень высоко». И Гуля старалась. Каждый год она получала похвальные листы и значки за отличную учебу. Чудом сохранившийся аттестат о получении среднего образования блистает исключительно пятерками. При такой успеваемости нужно были идти либо в ученые, либо в учителя. Но девочка хотела стать врачом. Сразу после школы она поступила в медицинское училище, которое спустя несколько лет закончила с красным дипломом. Нужно было продолжать учиться. Начинающая студентка отправилась в Душанбе. «Я так расстроилась, когда узнала, что опоздала на прием документов в медицинский институт, — с улыбкой вспоминает Гульнора Мунавваровна, — что совсем пала духом. К счастью, со мной был брат. Вместе с ним мы приехали в педагогический институт. После контрольного испытания меня приняли на факультет русского языка и литературы». В Душанбе Гуля встретила и своего будущего мужа. Выпускник Государственного института языков, Додо уже работал учителем в школе. Умницу-невестку для него присмотрели сестра и мама. «Их соседка была моей подружкой, — смеется Гуля. — Я частенько забегала к ней в гости и никак не могла понять, почему они все время приходят и смотрят на меня. И только когда появился Додо, стало понятно, что меня сватают». В 1991 году, когда молодые решили пожениться, в их жизнь вторглась война. Сегодня об этих событиях в Таджикистане принято говорить как о вооруженном конфликте и массовых беспорядках. Но разве когда людей убивали на улицах и в собственных домах — это не война? Когда вооруженные до зубов молодчики могли схватить на улице любого мужчину и увести его в «армию» — не война? Когда за хлебом под свист пуль приходилось стоять ночи напролет — не война? Несмотря на беспорядки, Гульнора умудрилась на «отлично» сдать государственные экзамены и блестяще защитить диплом. Ее даже приняли учителем русского языка в школу для одаренных детей. Но ситуация становилась все хуже и хуже. Людям перестали платить зарплату, все жили в атмосфере страха и неизвестности. Политические группировки, которые после распада СССР делили между собой власть, фактически на несколько лет погрузили страну в пучину хаоса и беспорядка. Но даже тогда о том, чтобы уехать из родного дома, супруги Косымовы не помышляли. Вскоре в их семье появился любимый сыночек. Его назвали Олим, то есть «ученый» — в честь пропавшего без вести на фронтах Великой Отечественной войны деда. Второй стала дочка Шахноза, что в переводе на русский язык означает «нежная принцесса». В 1996 году в доме засияла «звезда» — Ситора. Чтобы прокормить большую семью, Додо вынужден был оставить любимую работу и по примеру многих других мужчин отправился на заработки в Россию.

Дефолт как точка невозврата «В то время многие мужчины работали в России, — рассказывает Гульнора. — Бандиты пользовались этим и на границе отбирали у возвращавшихся все заработанные деньги». Семейных не трогали. Поэтому в конце лета 1998 года было принято решение, что мама Гуля с тремя детьми приедут в Екатеринбург, чтобы там встретить папу. «Я уезжала на неделю, — качает головой Гульнора, — взяла с собой только сумку с детскими вещами. Даже документы все остались в Душанбе. Кто мог подумать, что не вернусь». Но когда многодетная семья ступила на перрон железнодорожного вокзала Екатеринбурга, их настигла весть о дефолте. В первые недели надежда на то, что отдадут хотя бы часть многомесячной зарплаты, жила. Но чем ближе подступали морозы, тем очевидней становилось, что денег нет и не будет. «За пять месяцев мы поменяли пять съемных квартир, — вспоминает Гульнора Мунавваровна. — Люди принимали нас за цыган и торопились прогнать из дому». Случалось, что в доме не было не только мебели — родители и дети спали на голом полу, но и еды. Папа брался за любую работу. Какое-то время трудился просто за продукты. Денег не было ни на билеты домой, ни на зимнюю одежду, ни на пропитание. В феврале старший брат Додо, живший в Дзержинске, позвал скитальцев к себе. «У нас не было ни денег, ни документов, ни друзей, — вспоминает мама Гуля. — Я ехала в незнакомый город и очень переживала, как мы будем здесь жить». «А мне после сумрачного и унылого Екатеринбурга Дзержинск понравился больше, — признается Додо. — Здесь больше солнца, люди улыбчивей и приветливей». И все же первые дни в городе химиков были очень трудными. Это сегодня все семейство заливается смехом, когда вспоминает, как мама Гуля в платке, длинной юбке в сопровождении трех маленьких, не говорящих по-русски детей перепугала своим появлением всех сотрудников детской библиотеки им. З. Космодемьянской. А тогда было не до смеха. Папа пропадал в поисках заработка, а мама понимала, что нужно привыкать к новым условиям, учить детей уважать новые традиции и культуру, изучать язык. Для этого, кстати, и понадобились детские книжки. «Мария Ивановна Апыхтина, работавшая тогда в библиотеке, стала первым человеком, протянувшим нам руку помощи, — вспоминает мама Гуля. — Она выбежала вслед за мной и подала несколько тоненьких детских книжек: читайте, когда сможете — вернете. С этого началась наша дружба». Мария Ивановна стала не просто добрым другом многодетного семейства. По сердечной доброте она взяла негласное опекунство над новыми друзьями. Помогала в трудных ситуациях, советовала, подсказывала и во всем поддерживала. Впоследствии у семьи Косымовых сложились теплые отношения с Людмилой Владимировной Шальциной. «Пословица о том, что людей встречают по одежке, а провожают по уму, справедлива для любого народа, — философствует Додо. — Нередко, столкнувшись с чужой, незнакомой культурой, мы испытываем отторжение. Но когда ты ближе узнаешь людей, понимаешь, что многое нас сближает. Культура и наука могут стать могучим объединяющим фактором. Сегодня не только таджики, но и всё человечество гордится именами родоначальника персидско-таджикской литературы Рудаки, ученых Авиценны, Фирдоуси. Трудно представить такие науки, как астрономия, математика, естествознание, философия, без величайших открытий и достижений Омара Хайяма, Аль-Беруни, Аль-Хоразми. Не мне вам рассказывать, как богата талантами русская земля. Нам есть о чем друг другу рассказать, поведать об уникальных традициях, поделиться секретами рукоделия и кулинарии. Все это обогащает и помогает жить в мире и согласии».

И город стал своим Постепенно семья Косымовых привыкала к новому городу. Сначала в садик пошел старшенький Олим, за ним младшие сестренки Шахноза и Ситора. Гуле предложили работу нянечки в 144 детском саду. А когда пришли документы из Таджикистана и заведующая увидела все красные дипломы Гульноры Мунавваровны, ей предложили место медицинской сестры. Уже здесь, в России она прошла несколько курсов повышения квалификации. Все дипломы и свидетельства с отметками «отлично». Дети старались не отставать от мамы. Хорошо успевая в школе, они умудрялись посещать музыкальные, спортивные, художественные школы. «Нашим родным домом стал Дворец детского творчества, — подключается к разговору Шахноза. — Не было ни одного объединения, где бы я не попробовала свои силы и таланты. В 2012 году мне наравне с другими ребятами даже было присвоено почетное звание „Студиец года“. Мои брат и сестры тоже хорошо знакомы педагогам дворца». Мама Гуля признается, что по-прежнему считает главным приоритетом в жизни и в воспитании детей всестороннее образование. Поэтому ее дети плавали, танцевали, занимались музыкой, пением, авиамоделизмом, спортом, принимали участие во всевозможных проектах. Результат не заставил себя ждать. Еще в школе Олим стал призером сибуровской олимпиады по химии, участником престижных Харитоновских научных чтений, победителем городских предметных олимпиад. В этом году Олим с красным дипломом закончил магистратуру радиофака университета Лобачевского. Шахноза — студентка педагогического университета им. Минина. Сфера ее интересов — география и туризм. Младшая Ситора — выпускница Дзержинского музыкального колледжа. Неоднократная победительница многочисленных музыкальных конкурсов, юная скрипачка мечтает о дальнейшей музыкальной карьере. А еще в семье Косымовых подрастает второклассница Зарина. Младшенькая — безусловная любимица всех. В переводе с персидского ее имя означает «золото». Это дает повод маме и папе шутить, что именно в нашем городе они обрели нежданный золотой клад, который каждый день радует домашних. 10 лет назад семья Косымовых получила российское гражданство, а в этом году они отметили 18-летие пребывания в Дзержинске. «Конечно, за прошедшие годы, — в один голос утверждают Гульнора и Додо, — мы сроднились с Дзержинском. И уже давно его считаем родным и любимым. Наши дети получили здесь образование, у нас много друзей и знакомых. Тем радостнее видеть их у нас в гостях и угощать неизменным ароматным настоящим таджикским пловом».

Евгения МАКАРОВА

comments powered by HyperComments












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg