Новости
14 февраля 2018, 16:32

«Я не политик, я – от народа»

Депутат городской Думы Михаил Орлов – о программе «Формирование комфортной городской среды», паркингах, о том, правильно ли, что у муниципалитетов забрали градостроительные полномочия, воруют ли депутаты и почему он не считает себя политиком.

– Михаил Михайлович, в 2017 году один из дворов на вашем округе стал участником программы «Формирование комфортной городской среды». Расскажите, какой проект вы реализовали?

– Во дворе домов Циолковского, 38 и 38-а построена многофункциональная спортивная площадка с резиновым покрытием, которое обладает ударопоглощающими свойствами. На ней можно играть в волейбол, футбол, баскетбол, а зимой ее можно заливать и использовать как хоккейную площадку. Рядом построена детская площадка также с ударопоглощающим покрытием, оборудованная горкой, качелями, каруселями, лавочками.

К сожалению, на все задуманное средств, которые были выделены городским и федеральным бюджетами в рамках программы «Формирование комфортной городской среды», не хватило. Пока не выполнены работы по озеленению, не сделана дорожка, примыкающая к игровому комплексу, не оборудован паркинг.

Весной-летом я планирую завершить проект по благоустройству дворов дома на Циолковского, 38 и 38-а.

Кстати, в этом году на реализацию программы ФКГС выделено мало средств. И они в основном будут потрачены на асфальтировку придомовых территорий. У меня в планах заасфальтировать самые проблемные дворы – на проспекте Циолковского, 44 и на улице Буденного, 11 и 11-а. Там асфальт, особенно на Буденного, – как после атомной войны. К сожалению, на большее, повторюсь, денег уже не хватит.

Хотя вот сейчас идет голосование по выбору общественных территорий, которые необходимо благоустроить. Я предложил коллегам и чиновникам, чтобы в этом году средства, выделенные на программу ФКГС, направить именно на асфальтировку придомовых территорий Дзержинска. Залатали бы сначала все дворы, а потом взялись бы за крупные объекты: парк возле Утиного озера, Святое озеро, бульвар Химиков и так далее.

Кстати, мне импонирует идея привлечения частных инвесторов для благоустройства этих территорий. Почему бы их не отдать в аренду в рамках муниципально-частного партнерства? Выставить бизнесу жесткие условия: очистить территории, благоустроить их. А предприниматель пусть думает, как окупить проект. Может, он захочет построить аквапарк? Глядишь, и средства из бюджета на благоустройство этих территорий тратить не придется. Их можно будет направить на решение других задач. И в то же время будут благоустраиваться зоны отдыха, которые популярны у горожан.

А так… Вот я спросил: на что будут потрачены средства, которые выделят на благоустройство озера Святого? Будет ли продолжена очистка дна? Оказалось, нет: деньги направят на береговое благоустройство. А ведь в свое время мы заплатили 35 млн. рублей за очистку озера. Очистили только половину. Получается, деньги выкинули на ветер?..

Такие полумеры мне не нравятся.

– Как вы относитесь к пункту о софинансировании жителей для участия двора в программе ФКГС?

– С моей точки зрения, это неправильно. Но тут интересная штука получается. Напомню, что сейчас к домам «прирезана» территория: у кого-то земельные участки больше, у кого-то – меньше. Люди еще не понимают, что скоро им придется платить налоги за эту землю. Конечно, суммы будут невелики и не очень ощутимы. Но самое главное – и благоустройство этих территорий ляжет на плечи населения.

Когда шел процесс межевания, людям как объяснили: делайте что хотите, пользуйтесь по своему усмотрению и так далее. На самом деле это не так. Мы живем по российским законам. И даже если земля принадлежит дому, его жильцы не имеют права поставить там, к примеру, шлагбаум для ограничения проезда автомобилей. И в принципе, получается, что жильцы – владельцы придомовых территорий, но номинальные. Мне это непонятно. Для чего тогда городские власти? Я считаю, именно администрация должна заниматься благоустройством.

А если уж и передавать землю жителям, то сначала благоустрой этот дом. Ведь когда возводят новые дома, там предусматривают и паркинги, и детские площадки, территория асфальтируется. То есть сдается готовый объект. Только после этого дом можно передать в ТСЖ или ТОС.

А по поводу софинансирования... Как я понимаю, средства на софинансирование будут включаться с согласия жильцов в счета за жилищные услуги. Как мне объяснили, для людей это никак не должно отразиться финансово. Но я уверен, что люди не согласятся на такие условия, потому что плата за ЖКУ у нас достаточно высокая. Финансовая нагрузка и так уже очень большая, особенно для старшего поколения.

Кроме того, получить согласие всех жильцов нереально. Мы знаем прекрасно, что сосед с соседом не могут договориться, а тут целый дом. Я убедился в этом, когда начал реализацию проекта по строительству многофункциональной площадки. Была буча. И так проходило на многих на округах. У нас люди не верят уже ничему, всего боятся и любое изменение, даже к лучшему, воспринимают в штыки. Например, в моем случае думали, что на площадке построят дом. На встрече с жителями всех успокоил, что наоборот спасаю территорию от застройки, что двор будет благоустроен по федеральной программе и теперь никто не сможет снести площадки!

Но я сомневаюсь, что люди согласятся на софинансирование.

– Ваши коллеги из комитета по горхозяйству рекомендовали чиновникам разработать программу по обустройству паркингов, чтобы люди перестали ставить свои машины во дворах. Примерно об этом вы говорили год назад. Этот проект действительно можно реализовать: найдутся места, деньги в бюджете?

– Я говорю об этой проблеме уже на протяжении 15 лет. Уверен, что не можно, а нужно находить деньги для реализации этого проекта.

Для меня загадка: когда я первый раз избирался депутатом, бюджет составлял 800 с копейками тысяч рублей. Как-то жили. А сейчас у нас бюджет города – 4,3 млрд. рублей, и у нас опять не хватает средств на такие вещи. А они необходимы.

А всего-то и надо, чтобы чиновники вместе с архитекторами поквартально выезжали и смотрели, где можно разместить придомовые паркинги, чтобы они не мешали жителям.

Да, в старой части Дзержинска это сделать трудно, потому что город строился без учета автомобилизации. А вот начиная с улицы Гайдара и в сторону микрорайона почти в каждом дворе можно найти место для парковочных мест.

Параллельно с этим необходимо организовывать и платные стоянки, их тоже катастрофически не хватает.

– Еще депутаты предложили наделить администрацию правом штрафовать тех, кто паркуется во дворах. С помощью штрафов можно решить эту проблему?

– Я всегда говорил, говорю и буду говорить: сначала людям нужно создать условия, а потом уже нарушителей этих условий – наказывать. Сейчас наказывать за что? Гаражи сейчас не строят, стоянок нет. А машину куда-то ставить надо…

Конечно, сейчас творится безобразие: машины паркуют на детских площадках, все газоны разбиты, палисадники разъезжены. Но людям просто машину поставить некуда.

– Нижний Новгород и некоторые другие города области перешли на одноглавую модель МСУ. Через какое-то время к ним присоединится и Дзержинск. Сравнивая одно- и двуглавую модели, какая, на ваш взгляд, более эффективная?

– На мой взгляд, модель, когда был председатель Думы и всенародно избранный мэр, – наиболее правильная. Хотя минусы в такой схеме тоже есть. Это понятно. У нас избирались люди, которые, как показало время, оказались не в состоянии управлять городом. Таких примеров немало: кто-то досрочно снимал с себя полномочия, кого-то снимали.

Но обращу ваше внимание на то, что каждые пять лет меняется структура МСУ, все время кто-то под себя ее переделывает. Такая ситуация мне не нравится. Вот сейчас есть глава города и глава администрации. И при этой системе очень большое влияние на город имеют область и непосредственно губернатор. Резон главы региона понятен: он хочет, чтобы муниципалитеты находились под его личным контролем. Мы в свою очередь рассчитывали на поддержку области. Но в итоге как забирали у нас львиную долю местных налогов, так и забирают. Я всегда говорил: мы доноры области. Значит, большая часть наших же денег должна возвращаться в Дзержинск. А то у нас получается, что некоторые небольшие городки получают дотаций больше, чем второй по величине город области.

Я могу сказать про НДФЛ. Если раньше мы получали 37 процентов возврата, то нам в свое время сделали 7 процентов. Ну что такое 7 процентов? Мы написали в обращении к губернатору, чтобы нам 50 процентов возвращали. Вот это было бы здорово. На эти деньги многое можно было бы сделать для города. А сейчас мы в режиме выживания.

– Кстати, область снова забрала градостроительные полномочия у муниципалитетов. Это хорошо или плохо для города?

– Это не правильно, на мой взгляд. Сейчас, не секрет, предпринимательство загибается. А с чего живет наш город? Он живет с налоговых и неналоговых доходов. Налоги кто дает? Предприниматели! Их наоборот надо раскачивать, вытаскивать из этого болота и максимально давать возможность расширяться и процветать. Это же курочка, которая несет золотые яйца.

А что для предпринимателя главное? Земля. У города больше ничего нет, чтобы предложить предпринимателю. И эти полномочия отданы в область. То есть предпринимательство у нас не будет развиваться?

– Почему?

– Потому что вырастут финансовые издержки и в разы увеличится время согласования проекта. Я хотел бы, чтобы к нашим предпринимателям относились, как, например, к Либхерру. Если бы у властей было бы такое же отношение к мелкому бизнесу, как к западным инвесторам, у нас таких Либхерров работало бы очень много.

Либхерру провели все коммуникации, оформили всю документацию, даже дорогу подвели туда. Ему осталось только приехать и собрать свои модули. И работает.

А что происходит с местным бизнесом? Приходит предприниматель с заявкой, и понеслось: межевание земли – сам, градостроительные документы – сам, изменения назначения использования земель – сам. Все за свой счет. Пока оформляешь, стопчешь семь пар обуви. Все знают, по какому принципу работают чиновники: бумажка должна вылежаться, они не торопятся. И чтобы участок земли оформить под производство, уходит не менее года. А то и до трех доходит.

Есть муниципальные образования: Дзержинск, Бор, Балахна, Нижний. Вот они и должны исполнять эти функции. Для чего тогда создана администрация, зачем нужны главы, зачем набрали в штат специалистов?  

А вы знаете, что в США 80 процентов с лишним в бюджет дает мелкий бизнес. Не корпорации огромные. Это о чем-то говорит? А мы пилим сук, на котором сидим.

– Муниципальные унитарные предприятия (МУП) нужны городу? Есть ли от них какая-либо финансовая выгода для бюджета?

– Нужно понимать, что в основном МУП несут социальную нагрузку. Предоставляют те услуги, которые предприниматель – не будет, потому что это не приносит прибыли. Именно поэтому МУП до сих пор существуют. Те же управляющие компании не берут дома, которые требуют серьезного ремонта, где мало жильцов, например, народные стройки. Они заведомо убыточны. Значит, их будет обслуживать МУП.

Но к МУП у меня не очень хорошее отношение, потому что эффективно у нас МУП не работают. У них одно: есть возможность «залезть» в городской бюджет, и они этим пользуются. То есть они не думают о том, где можно заработать, как улучшить состояние дел. Они просто пишут заявку: у нас убыток такой-то, прошу возместить из бюджета.

Мне до сих пор непонятно: почему убыточен МУП «Экспресс»? Частники ездят без убытков, а эти – не могут. Не понимаю я этого. Вот сколько лет мы с этим «Экспрессом» мучаемся, и все одно и то же. Мы заменили директора. Он сказал, что в течение года выйдет на самоокупаемость. И результат-то был: он за год попросил всего 30 млн. рублей, чтобы погасить задолженность, которая образовалась до него. При этом ему удалось погасить много долгов. Потом он сложил с себя полномочия, когда узнал, что, скорее всего, МУП будет отдано в концессию.

Так что, по моему мнению, «Экспресс» прибыльный, если правильно им управлять. Надо просто рассматривать его как собственный бизнес. Тогда предприятие сразу же станет доходным.

Так что МУП, несмотря на социальную нагрузку, все же должны работать над увеличением своей эффективности.

– Нередко в соцсетях люди пишут: депутаты воруют? Скажите, а что конкретно депутат может своровать?

– Вот у них бы и спросить... Я не муниципальный служащий, я не получаю зарплату из бюджета. Из бюджета зарплату получают только те депутаты, которые работают на освобожденной основе. По закону, это 10 процентов от числа депутатов. У нас из 36 депутатов всего три человека получают зарплату из бюджета: глава города, заместитель  главы города и один председатель комитета. Все. Остальные – не получают зарплату.

Люди, конечно, в это не верят. Недавно встретил одну бывшую предпринимательницу: вы, говорит, по 400 тысяч рублей из бюджета получаете. Путается кислое с пресным. Она говорит о фонде поддержки территорий, а сумма выделяется на год. Но к этим деньгам мы не притрагиваемся. Мы не получаем их! Мы вместе с жителями округа определяем, на что их надо направить: построить детскую площадку, отремонтировать крышу в детском саду или в школе, озеленить двор и так далее. Пишем в администрацию города и делаем заявки. Например, в этом месте надо поставить детскую площадку. И уже администрация города готовит документацию, проводит конкурс по выбору подрядчика и платит за выполненные работы тоже администрация.

Ну какие преференции у депутатов? Позвонить чиновнику и объяснить, как и что надо сделать на округе. Ну это в принципе моя работа как представителя округа.

Здесь же две стороны медали: проголосовал не так, могут и наехать. У нас же теперь нет никакой защиты. Раньше хоть какая-то неприкосновенность была: чтобы меня задержать, разрешение должен был дать прокурор области. И мы могли в лицо чиновнику сказать, что он вор. Поэтому чиновники хотят свести депутатскую деятельность к нулю. И муниципальный отчет для чего? Чтобы на крючок тебя посадить и чтобы ты не дергался ни влево, ни вправо.

Но несмотря ни на что, мы продолжим делать все от нас зависящее, чтобы наши округа и город в целом стали лучше.

Мне тут однажды сказали: вы же политик… Я говорю: нет, я не политик. Давайте вернемся к истокам. В старину, когда местный чиновник или губернатор обижал народ, люди писали письмо, выбирали человека, тот нес челобитную царю. Вот кто депутат. Он мог и без головы остаться. Сейчас просто депутатство сделали одним из институтов власти. Но какой же я политик? Я просто доношу информацию до властей и пытаюсь сделать на своем округе что-то хорошее. При чем здесь политика? Мы в городе даже не смотрим на партийную принадлежность депутатов, потому что работаем на свой город.

А вообще, глядя на происходящее в стране, области, городе, очень хочется, чтобы люди стали добрее, не кричали на каждом углу: «Сталина нам подавай!». Хочется, чтобы главенствовала доброта, а не жажда крови. Но политикам это невыгодно. Им наоборот – надо людей будоражить. Поэтому я и говорю: я не политик, я – от народа.

Александр БЫЛКИН.

comments powered by HyperComments









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg